Стихотворения


Творчество поэта Бакастова Михаила Васильевича

ЗОВ БЕЗДНЫ (поэма)

 

Поведаю я вам историю одну,
Которая во мне живет как Нечто,
Что давно со мной случилось,
Как некое воспоминание,
Как наваждение, как сон…
…С приятелем одним, мы топчемся на берегу
Огромного, безлюдного водоема.
И ощущаем, (по крайней мере я),
Как бесконечна и тиха гладь вод прозрачных,
От самого уреза и до горизонта, -
Куда хватает глаз, она мне видится мелка,
Дно смотрится прозрачно, четко, ярко…
Еще я другу говорю, что бродишь ты,
Вдоль кромки озера небрежно,
Промочишь ноги, обувь загрязнишь,
И хлопоты себе излишние доставишь.
А он мне отвечает: Они у меня не промокают,
И в воду прямо в башмаках вступает,
Потом, ноги из воды спокойно вынимает.
И вижу я, как капли влаги, сворачиваются
И стекают с его полуботинок, как
Капли мелкого дождя, сливаясь в крупные,
С покрытых лаком глянцевых картинок…
…Потом мы видим этот водоем,
Уже не вдвоем, а вчетвером.
Еще два друга рядом с нами объявились…
…Потом это зеркало воды, мы видим с высоты,
Уже с берега крутого, и узнаем мы в нем
Огромный пруд, перепоясанный плотиной…
…Вдруг слух пронесся, воду из пруда
Недавно слили, откачали…
…Потом мы медленно бредем
По берегу плотины к центру водоема…
Хоть пруд и слит, но уровень его,
На удивление, не снизился,
Как прежде был, - стоит…
Он полностью заполнен илистою массою,
Уже заветренной, и корочкой, как сеткой
Мелкою морщин, прихваченный.
Лишь в центре у плотины, место есть одно.
Бесформенной, большой и черною дырой,
Заполненной неподвижной, мертвою водой,
Оно полыньею мрачной зияет.
К себе вниманье привлекает,
В объятья молча приглашает.
Гляжу я на нее с тревогой, но не более того…
…Потом мы медленно идем,
Вдоль круглого бетонного, как понял я,
Вертикально вниз уходящего тоннеля.
Через него совсем недавно воду откачали,
А ныне намертво закрыли,
Заглушкой-крышкой закатали сверху, - от беды.
В грязи засохшей быть, оставили…
…И вот-уж под ногами рыхлая, почти сухая,
И не опасная земля, откосов некрутых плотины.
И смело, вчетвером, мы на нее ступили…
…И, вдруг, оказались в окруженьи волчьих ям,
Таких, внешне незаметных,
Природой созданных ловушек, в которых
Главная смертельная опасность, -
Песок зыбучий, или грунт плывучий,
Затягивающий, на него ступившего, враз
и навсегда…
…В одну из них, вдруг, неожиданно друг
наш попадает…
Проваливается сразу-же по грудь,
Отчаянно руками машет,
И всё, что мусором валяется, вокруг,
Обломки досок, ветки, банки, -
Беспомощно хватает, и быстро в этом месиве,
Как в расступившемся болоте исчезает, но…
Усилием неимоверным снова появляется на воле.
К нему друзья мои спешат на помощь поневоле.
Один слева от меня, другой, медленно,
И очень осторожно, справа подступает.
…За ним с растерянностью и тревогою
наблюдаю я…
Не выдержав, за кусок доски хватаюсь,
Рывком отчаянным, но боязливым,
В два-три прыжка, к бедняге приближаюсь…
Конец доски толкаю в ищущие руки.
Они хватаются за конец ее, и вместе с ней
Под землей и мусором исчезают.
Доску тяну я на себя, она, освобожденная
От плена, из подземелья наверх вылетает.
А я, равновесие под ногами, вдруг, теряю,
Как на краю обрыва осыпающегося, и…
В бездну адскою, под землю
Медленно скольжу, съезжаю…
… И также, как мой, только что пропавший
С глаз друг… Беззвучно к помощи взываю…
Руками, будто ветряная мельница кручу.
Но страха не испытываю,
А лишь досаду жуткую переживаю…
В голове, - мысль, как подстрелянная
птица бьется…
…Ну как же глупо мы попали в западню.
Ловушки этой подлой не увидели, не миновали.
Еще мгновение назад, на всё вокруг
Смотрели мы спокойно, равнодушно,
отрешенно…
И вдруг, внезапно, будто предрешенно,
(Вот ведь судьбы – насмешка),
Из зала, - зрители… мы вдруг рванули
На подмостки (ну… просто гении!)
Чтоб стать участниками драмы настоящей,
Но… в жизни, не на сцене!..
…На этом жутком и заброшенном
ристалище,
Мы в жертвоприношение себя небрежно сдали.
Хотя мгновенья считанные до того,
Исхода этого не ждали,
Такого разворота дела, не предполагали.
Но почему?..
…Нас лицедеев-самоучек, силы высшие, -
Не остановили, а приняли…
И в драме быстротечной сразу
Роли главные вручили, дали,
И до конца играть заставили…
Так что это такое?
Ирония судьбы? Или другое?..
…И вот уже последний зритель зал
покидает…
Мой друг, вдруг развернулся и… уходит…
Он понял, мне уже он не поможет.
Его затылок и спина, за насыпью плотины
Чуть видны… и исчезают…

А дальше у меня в сознании провал.
Ничто не помню, ничто я не изведал,
Ничто уже не испытал…
…Теперь я размышляю над дилеммою
такой,
И день и ночь, порой…

То-ли Аид, за краткие мгновенья
До ухода в мир иной, меня
В свои объятья грозные не принял,
В спасительные руки передал…
То-ли Харон на переправе,
Со мной простился дружелюбно,
Вернув сознанье мне, столетия спустя…
И в новой жизни помнить всё, оставил…
…С друзьями же своими, с тех неизбывных пор,
Мы ничего не вспоминаем (по крайней мере я).
…Тот, что штиблетами на берегу блистал,
Из памяти моей навсегда пропал…
…А тот, который утонул, - жив, как и я,
Случайно встретился недавно с ним я,
И даже словом перекинулся…
…А вот того, который осторожный был,
Который уходил за насыпь не спеша, -
Его частенько вижу я,

Мы на работе с ним, - друзья…


Поэт Бакастов Михаил Васильевич

Навигация

2016-2020 © Михаил Бакастов. Все права защищены. При использовании материалов — сылка на сайт обязательна.